Лента новостей
Статья14 октября , 10:00

Священник Александр Алмаев: «Для восстановления храма я должен делать всё, что в моих силах, и даже то, что выше моих сил»

В ноябре 2018 года настоятелем в Знаменку направлен священник Александр Алмаев. С тех пор восстановление разрушенного в середине прошлого века Знаменского храма стало неотъемлемой частью его жизни, можно даже сказать, делом чести.

Священник Александр АлмаевФото: архив священника Александра Алмаева

Священник Александр Алмаев — настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Знамение». Отец Александр не просто руководит приходом. С его появлением при храме открыли Воскресную школу, в храм потянулась молодёжь, зазвучал многоголосый церковный хор, и, наконец, начались работы по восстановлению разрушенного в середине прошлого века храма.

Храм, построенный в XVIII веке в имении Загряжских, взорвали через 200 лет по приказу советской власти. Устояла лишь одинокая колокольня, напоминающая сегодня и о временах  более чем двухсотлетней давности, и о гонении на русскую православную Церковь.

В крупном районном центре, которым является Знаменка, сейчас действует небольшой храм, который изначально использовался для светских учреждений. Здесь уже много лет проходят церковные службы, звонят колокола, совершаются таинства. Но возрождение настоящей святыни на намоленной земле людям просто необходимо.

Священник Александр Алмаев у действующего храма в ЗнаменкеФото: Светлана Баркова

– Отец Александр, Вы стали настоятелем Знаменского прихода в конце 2018 года и практически сразу подняли вопрос о восстановлении разрушенного храма. Почему? И как всё начиналось?

– Вопросы о восстановлении поднимались и до меня, только на вопросах всё и останавливалось. Возрождение святыни – моё послушание, которое наложено священноначалием. Я должен для восстановления храма делать всё, что в моих силах, и даже то, что выше моих сил. 

Именно с того времени и начались работы. Эскиз заказали, опираясь на старые фотографии, и, наконец, увидели, каким храм будет. Были люди, оспаривавшие подлинность фотографий, нестыковки в форме окон колокольни. Но найденная изначальная кладка доказала нашу правоту. С эскиза всё и началось, потом – одобрение администрации района, раскопки старого фундамента, последовавший за этим снос построек. Три года пролетели, как три дня. 

– Когда начиналась работа над проектом, Вы говорили о возможном объединении храма и Мемориального комплекса памяти павшим воинам, расположенного рядом. Осталась ли в силе эта идея?

– Я и сейчас надеюсь, что всё получится, но в трёх метрах от территории храма и практически рядом с памятником стоит старое здание магазина, у которого появились новые владельцы. Они не идут на контакт. Если они закроют землю вокруг магазина, с созданием единого комплекса могут возникнуть трудности. Хотя любой проект можно изменить и решить проблему. Но те, кто купил здание, планируют не только стройку, реконструкцию магазина, передачу помещений в аренду для различной торговли, но и устройство канализации, вернее выгребной ямы, у стен храма. Возможно, их слова останутся словами, но у меня это вызывает серьёзные опасения. Вся территория вокруг храма – большое захоронение церковнослужителей и мирян. Это мы поняли, когда копали котлован. Везде – останки. Мы обнаружили несколько склепов. Хотелось бы сохранить землю намоленной, чистой, не осквернять её, не позволять сточным водам попасть в подвалы построенного храма. 

Молебен на Благое дело, совершаемый на строительной площадкеФото: архив священника Александра Алмаева

– Какая часть средств на восстановительные работы поступает от благотворительности и что такое «именной кирпичик»?

– Всё, что расходуется – средства пожертвований. Знаменские меценаты перечисляют деньги, выделяют технику. Работа спецтехники: экскаваторов, бульдозеров, грузовых машин –  всего не перечислить, нам могла обойтись – мы подсчитали – в сумму, сильно превышающую два миллиона рублей. Кроме того, от меценатов – и дерево, и кирпич, и другая помощь. Стоит только позвонить, и они сразу откликаются.

Собирают средства и прихожане. Мы запустили акцию «Именной кирпичик». Люди, оплатившие такой кирпичик, получают сертификат. Имя, названное жертвователем «о здравии» или «о упокоении», поминается в молитвах на церковных службах в действующем храме.

Никаких бюджетных, государственных финансовых поступлений на работы по восстановлению нет и не было. Но ведь во все времена испокон веков храмы строили люди, объединяясь. Собирали по крохам средства, занимались физическим трудом на строительстве. То же самое происходит и сейчас. Для кого этот храм? Для обычных людей, для знаменцев, их детей и внуков. 

Один из субботников на территории разрушенного храмаФото: Светлана Баркова

– Приходится затрагивать не очень приятную тему – финансовую, но в обсуждениях на страницах соцсетей периодически появляются высказывания такого плана: «Я купил кирпичи, а где же кирпичные стены?»; «Три года уже строите, а храма всё нет» и тому подобные. Как Вы реагируете на подобные слова, и что Вы можете на них ответить?

– Да. Такие разговоры есть. И не только в интернете. Реагирую болезненно, ведь то, что происходит с восстановлением Знаменской святыни для меня – огромная часть моей жизни. Но и ответить на все вопросы несложно. Каждый, кто сталкивался с небольшим личным строительством, прекрасно знает, что любая стройка начинается с проекта. Проект маленького частного домика обойдётся его будущему владельцу в десятки тысяч рублей. А это – здание храма. Стоимость проекта – более двух миллионов. Сейчас нами выплачено 800 тысяч рублей первоначального взноса. Проект готов. Стройка началась.

За три года проделана огромная работа. Снесены старые постройки, находившиеся с советских времён на земле храма, расчищена территория, перенесены газовые трубы и многое другое. Котлован нам обошёлся в два с половиной миллиона рублей. 450 тысяч – приобретение арматуры. Вот только на днях потребовался цементонасос. На него нам 25 тысяч пожертвовал житель Тамбова. Вообще, тамбовчане откликаются на призывы о помощи. Из областного центра в общей сложности поступило порядка ста тысяч рублей. Есть поддержка и из других регионов.

Люди приобрели чуть больше трёх тысяч именных кирпичей на сумму почти 750 тысяч, через «кружку на строительство храма» собрали больше 120 тысяч и около 60 тысяч передали местные жители, когда мы проходили по домам.

Верхний ярус сохранившейся колокольниФото: священник Александр Алмаев

– Часть старого фундамента нашли после сноса построек, он уцелел, как и некоторые части кирпичной стены храма. Как Вы думаете, почему не разрушилась колокольня?

– Конечно, это знак свыше для нас, потомков тех, кто разрушал. Они разбрасывали камни, мы теперь их собираем. Дважды, как говорят старожилы, «подпрыгивала» от взрывов колокольня, но никто не смог её разрушить. Позже из неё сделали водонапорную башню. Здание не было заброшено, поэтому не происходило дальнейшего разрушения. Сейчас мы сделали временное укрепление фундамента колокольни сваями и брусом, чтобы уберечь её до момента воссоединения с основным зданием храма. Внутри поставили лестницы, которые позволили подняться и осмотреть колокольню изнутри.

– Вы делали фотографии из окна верхнего яруса колокольни, а недавно поднялись на самую верхушку с помощью вышки. Было ли Вам страшно?

– Как такового страха высоты не было. Было не очень комфортно из-за ветра, качавшего люльку подъёмника. У меня захватывало дух от увиденного – вся красота Божьего творения и природы. Конечно, я почувствовал соприкосновение с историей. Ведь наши предки поднимались на такую высоту, а здесь больше 30 метров, безо всякой спецтехники. С этой высоты раздавался колокольный звон, оповещавший жителей о начале Богослужения. Неповторимые ощущения, затмевающие любой страх.

– Ведётся серьёзная работа на строительстве. У Вас много забот в приходе, а время сейчас полно ограничений и потерь. Как Вы справляетесь с проблемами и переживаниями? Есть ли поддержка?

– Конечно, есть! Я уже говорил о местных меценатах, также поддерживает администрация в лице главы района Владимира Ивановича Елисеева. У меня среди прихожан появились люди, которых я смело могу назвать близкими. Очень поддерживает семья, дочки, которых я, из-за постоянной занятости, к сожалению, мало вижу. Моя супруга молится за меня, чтобы Господь укреплял, давал сил.

Я уже в который раз в своей жизни убеждаюсь, что главное – верить в Бога и быть всем вместе. Тогда можно преодолеть любые испытания и трудности. И я свято верю, что совсем скоро, ведь время на земле скоротечно, разольётся над Знаменкой колокольный звон, и двери возрождённого храма распахнутся для всех людей. Здесь будут совершаться таинства крещения, причастия, венчания. Прихожане будут приносить сюда свои радости и облегчать печали. Храм нужен этой земле, он нужен людям! Божьего благословения и Божьей помощи всем нам!

Автор:Светлана Баркова